— Макс, может, не пойдём? Предчувствие у меня плохое. Да и что мы в этом гаражном кооперативе найдём? Бочки для воды унесём и сдадим? Так себе перспектива.

— Не боись, Федяй! В этих гаражах люди небедные. Обязательно найдём чем поживиться.

— Ну не знаю, неправильно это.

— Времена нынче такие, Федяй. Либо ты украдёшь, либо тебя обворуют.

— А если милиция? Люди-то небедные обитают. По-любому бобик будет ездить, патрулировать.

— Ты дурак? Святые девяностые же. Сейчас с каждым можно договориться. Главное не жадничать.

— Ох, не знаю я, Макс. Предчувствие, говорю же, нехорошее. 100% что-нибудь случится.

— Не каркай. Ты чего напугался? Я ж не в первый раз и удача мне улыбается. Ещё ни разу ни на хозяина гаража, ни на милицейский бобик не наткнулся.

— Ох, не хотел я тебе говорит, Макс. Я слышал, в этом гаражном кооперативе настоящий призрак обитает. Он свои владения охраняет.

Макс остановился и посмотрел на своего товарища:

— Федяй, ты, если не хочешь, так и скажи. Разворачивайся и иди домой. Я не хочу, чтобы у меня над ухом кто-то постоянно жужжал о том, что ничего не получится. Накаркаешь, и правда – не получится. Я понимаю, ты в первый раз. Знал бы, с Лёвой пошёл. Он не боится.

— Ладно-ладно, не кипятись, пойду с тобой, но если нас поймают… — не успел договорить Федяй.

— Не поймают. Мы, кстати, пришли, — прервал его друг.

В гаражном кооперативе «Волгарь» было безлюдно. Даже засидевшиеся за разговорами мужики давно разошлись по домам и уже видели седьмой сон. Ночь была на удивление ясная для конца октября. Проливные дожди, которые зарядили ещё в начале сентября, превратили дорогу в одну сплошную лужу. Полная луна отражалась в них и освещала дорожки своим серебряным светом.

 Федяй заглянул в водную гладь одной из луж и увидел своё бледное лицо. Парень подумал:

— Зачем оно мне надо было? Лучше б грузчиком устроился на железку. Вагоны разгружать – это, конечно, не пирожки мамины лопать, зато честный заработок. Бросить и уйти чтоль, не вступая на эту криминальную дорожку. Да Макса жалко. Он же так долго меня уговаривал.

— Да-да, не стоит этого делать, — прошептал кто-то в ухо парню.

Федяй испуганно огляделся, но никого не увидел.

— Слышь, Макс, — позвал он товарища шепотом. – А тут нет ночного охранника?

— Нет. От него отказались пару месяцев назад, когда он за свои услуги большую цену заломил. А нового пока не нашли.

— Поня-я-ятно, — протянул Федяй.

-Ты меньше болтай. Пошли вон в тот большой гараж. Тут должна быть мастерская. Местные самоделкины собираются и чинят машины за налик. Глядишь, найдём их баночку-копилку.

— Макс, нехорошо это. Люди работали, старались. Им семьи кормить.

— Ай, ещё заработают, — отмахнулся Макс.

Уверенность друга немного подбодрила Федю, но червь сомнения и совесть всё ещё грызли его. В животе, не утихая, барахталось чудовище. Оно будто урчало: «Не лезь в это дело».

«Один раз не нехороший человек. Деньги очень нужны. А завтра пойду на работу устраиваться. Пусть платить будут немного, зато честным трудом», — думал Федяй, глядя на то, как Макс аккуратно орудует в замке отмычкой.

Щёлк! И дверь отворилась.

— Так, ищи банку с деньгами, а я посмотрю, чем поживиться можно, — скомандовал Макс.

Федяй огляделся: «Что бы я делал, если бы был банкой с деньгами? Наверно, прятался среди хлама» — спросил он себя и сам себе ответил.

— Не делай этого. В последний раз повторяю, — незнакомый голос раздался прямо над парнем, будто строгий дед глядел на него, уперев руки в боки, и нависал, как грозовая туча.

Парень аж подпрыгнул от неожиданности. Вдруг с верхней полки вылетел разводной ключ, чуть было не угодив прямо в голову Максу. Воришка распрямился:

— Это ты сделал? Я же тебе говорил, не хочешь идти, не надо, но ключами-то зачем бросаться? – строго спросил он своего подельника.

— Не я это, Макс, ключ вон оттуда прилетел, — ответил Федя, указав на полку.

В то же мгновение с полки посыпались инструменты. Они, будто стрелы, пущенные из лука, летели в Макса. От ключа на 60 парень не успел увернуться и тот ударил его прямо в лоб.

— Кто это делает? – крикнул Макс в пустоту, потирая место удара.

— Я! – ответил кто-то с полки.

Перед молодыми людьми во всей своей красе предстал самый настоящий призрак. Всё, как показывают в фильмах. Молочного цвета дымка взвилась в воздух, а из неё появился бесплотный дух старикашки.

— Вы… вы кто? – спросил дрожащим голосом Федя.

— Хозяин гаражного кооператива. Я здесь был и за охранника, и за начальника – собирал взносы, трудился на благо кооператива. А потом пришли братки и меня убили. Но я решил, что дело своё не брошу. Сейчас даже удобнее за сохранностью имущества следить. Двум смертям не бывать, как говорится. Я этих братков в малиновых пиджаках знаешь как отделал? – развеселился призрак.

— Как, — прохрипел Федя.

Макс лишь стоял поодаль, боясь пошевелиться.

— Один, тот который меня застрелил, ехал себе по дороге, на очередные разборки. Я материализовался прямо в его машине. Он со страху въехал в столб. Жив остался, но с бандюганами своими завязал. Теперь приличный человек. Даже на могилку ко мне ходит. За вторым, что подначил этого дурака, ходил день и ночь, пока того в дурку упекли. До сих пор заглядываю к нему через стену. Благо, ползти не далеко. Вон, дурка прямо за поворотом. Я голову из стены высуну, «Бу!» крикну, а он сучит ножками и медсестру зовёт, — хохотал призрак.

— Сурово вы с ними.

— Сами напросились, — махнул рукой призрачный старик и продолжил рассказ. – А третьего с миром отпустил. Только взял с него обещание больше не вставать на кривую дорожку бандитизма. Теперь с вами будем разбираться.

Молодые люди побледнели и сделались одного цвета с призраком.

— Ты, Федя, хороший человек. Поэтому на первый раз тебя прощу. Ступай отсюда с миром. Только впредь больше так не делай. Устроишься на работу, повысят тебя быстро. Будешь приличные деньги получать. Только не лезь больше в эти дела, не твоя это дорога – воровская. Судьба у тебя хорошая – семья, любимая работа, детишки. Ни в чём нуждаться не будешь, если свернёшь с кривой дорожки. Так что иди, иначе зашибу. Отделаю ремнём генератора прямо по твоей тощей попе – неделю сидеть не сможешь.

— А я… — просипел Макс.

— А ты уже много недоброго сделал. Это уже четвёртый гараж по счёту, так?

— Вы, вы, вы от-т-куда знаете? – спросил, заикаясь, Макс.

— Мне с того света всё видно. Здесь время течёт по-другому и пространство тоже. Я могу быть сразу и здесь, и в других местах. Так что, буду за тобой следить. Вернёшь всё, что украл. А ещё сдашь тех, кто тебя на эту кривую дорожку затащил, милиции. Понял меня?

— Но как я всё верну? – поблекшим голосом ответил Макс.

— Знаю, что ты все деньги в кабаке прогулял. Пойдёшь работать – хоть дворником, хоть грузчиком. С каждой получки будешь покупать то, что своровал и подбрасывать по ночам под дверь гаража из которого что-либо брал.

— Я же не помню, что именно украл, — словно маленький ребёнок, которого отчитывают родители, Макс стоял, опустив глаза в пол.

— А я тебе подскажу. В день каждой получки буду являться тебе и диктовать, что нужно купить и куда отнести. Понял?

— Понял, а если не верну? – огонёк надежды вспыхнул в глазах Макса.

— А если не вернёшь и снова за воровство возьмёшься, будешь лежать в соседней палате с тем братком и сучить ножками при каждом моём появлении.

— Я всё понял, извините, — ответил Макс, виновато опустив голову.

— А теперь идите отсюда. Брысь! – шикнул на них призрак и парни побежали.

***

Наутро мужики пришли в гараж и ахнули. Дверь была нараспашку.

— Ну всё, нас обчистили, — сказал Геннадий Семёнович и шагнул внутрь. За ним в маленькую дверь гаража, согнувшись, пролезли Петр Иванович и его сын – Андрей.

— Ты гля, вроде всё на месте, — удивлённо развёл руками Петр Иванович.

Мужчины внимательно проверили и осмотрели свои владения. Весь инструмент лежал там, где его оставили накануне. Банка с деньгами осталась нетронутой. Ничто не выдавало ночные приключения Макса и Феди.

— Наверно, мы дверь закрыть забыли, — сказал Андрей.

— В таком случае хорошо, что никто не забрался, — ответил Геннадий Семёнович.

— Ген, видимо, и правда, нас кто-то оберегает. Правду люди говорят, что у нас тут потусторонний охранник завёлся. Во всех гаражах вечно кого-то грабят или уносят по ночам инструмент, а то и машины угоняют. А у нас как-то тихо, — сказал Петр Иванович.

— Да брось, Петь, просто тут люди не бедные обитают, вот и боятся лазить. Вдруг милиция стережёт. А того света не существует. Научно не доказано, — ответил Геннадий Семёнович, переодеваясь в рабочую одежду.

— Ох, не знаю, — вздохнул Пётр Иванович и тоже пошёл переодеваться.

А на самой верхней полке, прямо на инструменте, лежал, закинув ногу на ногу, призрак гаражного кооператива и тихонько хихикал.

«Эх вы! — думал он, – Я в свое время тоже ни во что не верил. А оно вон как получилось. Знали б вы, что тут ночью происходило».

Призрак довольно улыбнулся, спрыгнул с полки и пошёл по своим призрачным делам.