Утро в доме Клавдии Порфирьевны началось рано. С самого утра бойкая старушка готовила, мурлыча весёлую, незатейливую мелодию. Казалось, весь мир ей подпевает: в кастрюле бурлил борщ, на сковороде шкворчали драники, а пироги, хоть и вели себя в духовке тихо, но наполняли дом своим ароматом. Непередаваемый запах свежей выпечки просочился даже на лестничную площадку, поднимая настроение всем, кто проходил мимо дома Клавдии Порфирьевны.

На стуле, закинув ногу на ногу и упёршись своими маленькими ручонками в мягкое сиденье, сидел #домовой. Он с любопытством разглядывал старушку, которая, словно электровеник, носилась из одного угла кухни в другой.

— Клавдия Порфирьевна, это ты для внука так стараешься? – вдруг спросил домовёнок.

— Да ну тебя, Гоша. Не только для него. Дочь с мужем с дороги будут голодные. Да и ребятёнку полезно пирожков покушать. Зачем же ещё бабушки нужны? – отмахнулась от него старушка.

— Как это зачем? Чтобы любить их. Вот если бы у меня была бабушка… — не успел договорить домовой, как его перебила Клавдия Порфирьевна.

— Вместо того чтобы болтать, лучше помоги. Они уже с минуты на минуту будут здесь. Вот, нарежь пока сала к борщу, хлеба и зелёного лука, — сказала она, поставив на стол продукты.

— Будет сделано!

Домовой хлопнул в ладоши и острый, как бритва, нож поднялся в воздух и начал сам отрезать от огромного куска сала тонкие ломтики.

— Так вот, Клавдия Порфирьевна, я к чему. Может не стоит так внуков баловать, они нынче знаешь какие пошли? Я в телевизоре видел. Живёт себе бабка, ничего не подозревает. Приезжает к ней внук и раз! Ножом по горлу. А потом квартиру забирает. Слово забыл, мудреное такое, — домовой почесал в затылке.

— В наследство, Гош. Это называется получает в наследство. Есть, наверно, где-то такие внуки. Я не знаю. По телевизору много чего рассказывают. Ты бы лучше балет смотрел или оперу. Или, кстати, хороший канал про природу есть.

— Да знаю, знаю, ты его всегда смотришь. Там вечно показывают, как дикие львы живут.

— Вот видишь. Хорошие передачи, про зверят, — отвечала Клавдия Порфирьевна, не отрываясь от своих дел.

Домовой внука перевоспитал

Родственнички пожаловали

«Динь-дилон!» — прозвенел звонок в квартиру.

— Наконец-то! – радостно выдохнула старушка. – Ты спрячься пока, позже договорим.

Домовой недовольно охнул и сделался невидимым. А Клавдия Порфирьевна, сняв фартук и разгладив складки на подоле цветастого платья пошла открывать дверь.

Первым в дверной проём ввалился внук. Он скинул ботинки и, не отрываясь от телефона, плюхнулся на стул, стоящий у входа. Следом за ним показались Нина – дочь Клавдии Порфирьевны – и её муж Олег.

Нина, не разуваясь, бросилась целовать свою маму:

— Ох, прости, пожалуйста, я к тебе так долго не приезжала. Все в делах, все в работе, — бормотала она, расцеловывая лицо старушки.

— Хватит, хватит, пошли на кухню, у меня там суп приготовился.

— Ой, мам, мы тут просто на минутку, Стёпу оставим и бежать пора. Нужно ещё в пару мест заскочить, — щебетала Нина.

Олег принюхивался к головокружительным ароматам, раздающимся с кухни.

— Нин, вообще-то я бы поел. Мы столько времени в дороге. А хорошего супчика я не ел уже давно, — сказал Олег, снимая куртку.

— Ой, ну хорошо, — согласилась Нина, смерив мужа озабоченным взглядом и повернулась к сыну. – Стёп, давай я тебе курточку сниму, а то сидишь и паришься.

— Я думал, ты и не вспомнишь, — ответил Степан.

Прямо возле уха Клавдии Порфирьевны раздался тихий шёпот:

— Вот это грубиян, я его перевоспитаю.

— Ты что-то сказала, мам? – спросила Нина, раздевая Стёпу.

— Нет, дорогая, тебе послышалась. Пойдёмте скорее за стол. Все в ванну мыть руки, а я пока разолью суп по тарелкам, — скомандовала она.

Пока гости тщательно мыли руки, Клавдия Порфирьевна пошла на кухню и достала свои самые красивые тарелки.

— А мы из них никогда не едим, — пробурчал всё ещё невидимый домовой обиженно.

— Гош, я же просила тебя вести себя потише, — прошептала Клавдия Порфирьевна. – Подумают ещё, что я сама с собой разговариваю.

— Да, и в дурку сдадут, а квартиру отнимут. Всё как в телевизоре показывают, — бурчал домовой.

— Тссс. Потом поговорим, — отрезала старушка, наливая борщ в тарелку

В ту же минуту в дверном проёме кухни появилось довольное лицо Олега:

— Вот это да! Каждый день бы так ел. Борщ, да ещё и с сальцем, и с черным хлебом, да зелёным луком. Мммм! Просто песня! – восхищался Олег, усевшись за стол и притянув тарелку поближе.

— Мам, мне много не накладывай, у меня фигура. Ой-ой! Всё, хватит! – щебетала Нина, останавливая половник с очередной порцией дымящегося супа.

— Буэээ. Это что такое? Я такое не ем. Можно мне картошку фри и Биг Мак? – Стёпа скривил рожу, ковыряя ложкой в тарелке.

— Так сын, ты в гостях. Веди себя прилично, — продолжала щебетать Нина.

— Тебе надо, ты и делай, а я это есть не буду! – Стёпа так резко отодвинул от себя тарелку, что половина супа пролилась на стол.

— Ничего-ничего, я уберу, — сказала Клавдия Порфирьевна, встав из-за стола и взяв в руки тряпку.

— Ой, мам. Он у меня такой избалованный. Уж не знаю, что с ним делать. Двенадцать лет ребёнку, а на улицу пинками не выгонишь, всё в телефоне да в компьютере сидит.

— Ничего, дорогая, это просто возраст такой, — успокоила её Клавдия Порфирьевна.

Олег тем временем уже расправился с тарелкой борща и за обе щёки уплетал драники со сметаной.

— Олег, давай быстрее, нам уже ехать пора, мы тут засиделись.

Муж Нины недовольно взглянул на часы:

— Да, действительно пора. Спасибо Клавдия Порфирьевна. Всем бы такую тёщу. Так вкусно, как у вас, нигде не кормят.

Олег встал из-за стола и засобирался к выходу. Следом за ним летела Нина.

— Ох, давайте я вам пирогов в дорожку положу, — всплеснула руками Клавдия Порфирьевна.

— А что, ещё и пироги были? – удивлённо вскинул брови Олег. – Нин, а может ну его, эту командировку. Поживём тут, как в санатории.

— Придумаешь тоже. Ладно, мам, люблю тебя. Мы поехали. Надеюсь, со Стёпой проблем не будет, — прощебетала Нина и упорхнула в подъезд.

— До свидания! Мы в следующий раз подольше у вас погостим, извините, пожалуйста, что так, набегом. — смущённо попрощался зять.

— Да ничего, Олег. Я всё понимаю, — ответила старушка, закрывая дверь за зятем.

Домовой внука перевоспитал

Домовой и внук

За весь день Стёпа не проронил ни слова. Он молча смотрел в свой телефон, лишь иногда отвлекаясь на газировку, которую оставили родители, и пирожок. Клавдия Порфирьевна недоумевала, как её дочь могла воспитать такого молчаливого внука.

— Стёп, может супчика поешь? – осторожно спросила старушка.

— Нет, я такое не ем. Если б это был лосось в сливочном соусе, может быть и поел бы. Роллов можно заказать, тогда точно, — буркнул внук и снова уставился в телефон.

Клавдия Порфирьевна уселось в кресло и принялась за вязание. Она всё думала, как бы завязать разговор с внуком.

— Стёп, может, книжку почитаешь? У меня есть много интересных книг про приключения.

— Книжки – прошлый век. У меня интернет есть, — снова буркнул Стёпа и вернулся в телефон.

Клавдия Порфирьевна лишь тяжело вздохнула, вернувшись к вязанию.

«Ах так, значит! Я тебя проучу, будешь ты мне ещё мою Клавушку обижать. Она так старалась, чтобы тебя, дурня накормить» — домовой не на шутку разозлился.

Наступил вечер. Клавдия Порфирьевна расстелила для внука диван в гостиной, а сама ушла в спальню. «Ну, ничего, завтра мы со Стёпой выйдем погулять. Глядишь, найдём общие темы для разговора».

Стёпа тем временем уже забрался под одеяло и включил очередной ролик на Ютубе, чтобы под него уснуть. Гоша же следил за внуком.

«А если я твою шарманку говорящую спрячу? Посмотрим тогда, как ты запоёшь», — подумал домовой и схватил телефон.

В тот же момент Стёпа открыл глаза. Он хотел поудобнее улечься и увидел жуткое зрелище: его смартфон завис в воздухе.

— А-а-а-а! Призраки! – завопил Стёпа.

Гоша с перепугу снова стал видимым.

— А-а-а-а! Бабушка! Тут маленький человек! – продолжал вопить мальчик.

— Не ори ты так, Клавдию Порфирьевну разбудишь, чудик, – прошипел на него домовой.

— Т-т-ы кто? – только и смог выдавить из себя внук.

— Домовой. Гошей меня зовут.

— Кто-кто? – спросил Стёпа.

— Ну чего тебе непонятно? Домовой я, — покачал домовой Гоша и нахмурился.

— Тебя не существует! Я на Ютубе смотрел, это всё выдумки. Полтергейсты существуют, призраки. Их на видео записывают. А домовых не бывает, — дрожащим голосом ответил Степан.

— Можешь потрогать, я самый что ни на есть настоящий, — обиженно проворчал домовой.

— Отдай телефон, я тебя на видео сниму. Знаешь сколько просмотров оно наберёт? – в Стёпе проснулся блогер.

— Не отдам. Я его вообще спрячу. Может, хоть так будешь с Клавдией Порфирьевной разговаривать. Она тебя столько ждала, так готовилась. Мы с ней даже генеральную уборку сделали, — похвалился Гоша.

— Отдай, я кому сказал! – Стёпа протянул свою руку за смартфоном.

Домовой и не собирался возвращать мальчику гаджет, лишь спрятал его за спину:

— И не подумаю. Ты волшебное слово забыл.

— Абракадабра?

— Пожалуйста! Дурень, — ответил домовой и уселся на краю кровати.

Стёпа тоже сел, сложив ноги под собой на манер йогов.

— Так значит, домовые существуют? – робко спросил он.

— Как видишь, — пожал плечами Гоша.

— А почему про них на Ютубе не рассказывают?

— Я почём знаю. Зато в книгах пишут. Мне Клавдия Порфирьевна однажды читала про нас. Забавно, но, частично, правда. Мы, как и люди, бываем добрыми, бываем злыми, а бываем абсолютно равнодушными ко всему происходящему. А нас всех под одну гребёнку, мол, душим по ночам, всякие пакости делаем и задобрить нас надо молоком. Совсем в домовых не разбираются, — всплеснул руками Гоша, — Я вот молоко не пью. У меня от него живот болит. Зато чай с баранками люблю.

Гоша закрыл глаза, вспоминая последнее чаепитие с Клавдией Порфирьевной.

— В книгах? Не люблю книги, — поморщился Стёпа.

— А зря. Там знаешь, сколько всего интересного! Вот ты читал Жюля Верна?

— Нет, но я смотрел «Таинственный остров» и «Путешествие к центру земли».

— Как ты их смотрел? Книги читать надо. Зачем же на обложку глядеть, — развеселился домовой.

— В онлайн-кинотеатре. Это не книги, а фильм, — отрезал мальчик.

— Аааа, фильм! Понимаю, это как по телевизору передачи показывают про животных, да?

— Ну, что-то вроде того. Только в фильме актёры, спецэффекты и всё такое, — ответил Стёпа.

— Я не знаю, что это такое. Как по мне, книги гораздо интереснее. Сидишь себе, представляешь, как оно там происходит. Сам выдумываешь.

— Странный ты, Гоша.

— Это почему же? — Гоша недоумённо уставился на мальчика.

— Как будто из другого века.

— А я и есть из другого века, дурик! Я с 1574 года живу. Много где побывал. И в обычных деревенских домах жил. Видел, как этот дом строили. Поселился сюда самым первым. С тех пор и слежу за порядком. Плохих домовых сюда не впускаю, нечего тут жизнь людям портить.

— То есть ты хороший?

— Лучше не найдёшь, — загордился домовой.

— Тогда отдай телефон.

— Не отдам. Научишься по-человечески разговаривать, тогда подумаю.

— Ну пожа-а-алуйста, — протянул мальчик.

— Уже лучше, но нет. А сейчас ложись спать. Утро вечера мудренее, — сказал Гоша и исчез.

Стёпа снова улёгся под одеяло и задумался. Он думал о том, что домовых не существует. Скорее всего, ему просто приснился сон. Мальчик просто не заметил, как уснул, вот и увидел это диво-дивное. Такое объяснение происходящего устроило Стёпу и он на самом деле провалился в сон.

Домовой внука перевоспитал

Утром

Утро Стёпы началось с аромата блинчиков. Мальчик открыл глаза. Солнце заливало комнату сквозь кипено-белую тюль. Никакого намёка на вчерашнюю встречу с домовым не было. Вот только телефон куда-то делся с подушки.

Стёпа хотел было найти свой гаджет, но аромат готовящегося завтрака заставил его выбраться из-под тёплого одеяла.

«Ладно, сначала поем, потом найду телефон. Не мог же его на самом деле спрятать какой-то домовой», — решил мальчик.

Стёпа выбрался из-под тёплого одеяла и пошлёпал босыми ногами на кухню, откуда разносился этот прекрасный аромат.

— Бабушка, а что у нас на за… — мальчик осёкся, глядя на кухонный стол.

За ним сидел тот самый домовой, который приходил к нему ночью. Он за обе щёки уплетал блинчики и запивал чаем из большой, красной кружки в белый горох. Сворачивал блин в трубочку, макал его в вишнёвое варенье, налитое в белую пиалу, и с довольной физиономией жевал.

— А! Ты уже проснулся! – развеселился домовой. – Клавдия Порфирьевна, я же говорил, что не стоит мне прятаться, он уже про меня знает.

— Так ты правда настоящий?

— Да, Стёп, он настоящий. Помогает мне по хозяйству. Гоша хороший. Ворчливый, правда, но всё же добрый, — ответила Клавдия Порфирьевна, пока домовой пытался прожевать блин.

— Но…

— Дорогой, в этом мире многое существует и наука пока не всё может объяснить. Ты садись, кушай.

Стёпа плюхнулся на стул и взялся за блинчик.

— А что ещё не может объяснить наука?

— Смотри, есть космос. Так? – сказала Клавдия Порфирьевна, переворачивая блинчик

— Так, — ответил мальчик.

— Никто не знает, насколько он велик, есть ли у него конец и как далеко он находится от нас.

— Баба Клава, я смотрел передачу с Морганом Фрименом. Там говорили, что есть. Это же Би-Би-Си. Они многое знают.

— Нет, дорогой. Это только теория. Её ещё доказать или опровергнуть надо. А пока, это на уровне сказок и догадок.

Стёпа глубоко задумался и сосредоточенно жевал.

— Бабуль, а если домовые существуют, почему их тогда никто не описал?

— Почему же? В книжках о фольклоре домовые встречаются. Во многих, кстати, культурах. Даже в России, ты же знаешь, существует множество народов. И у них есть сказки. Во многих сказках есть домовой, только называют их по-разному. Например, в Татарстане его зовут Бичура. В Чувашии — хĕрт-ҫурт или Ийэ.

Стёпа слушал #рассказ бабы Клавы, уплетая блинчики один за другим. Они ему ещё никогда не казались такими вкусными.

Когда с завтраком было покончено, Клавдия Порфирьевна предложила Стёпе прогуляться в парке у дома. Мальчик сразу же согласился. Не раздумывая, он быстро оделся, нацепил куртку и ждал бабушку у выхода.

***

Солнце заливало ярким светом дорожки, по которым шли мальчик двенадцати лет и его бабушка. Они о чём-то оживлённо беседовали. А сверху, усевшись на подоконнике обычной пятиэтажки, стоящей на окраине городка, за ними наблюдал домовой.

Он думал: Как же просто перевоспитать ребёнка. Достаточно лишь отобрать у него на время телефон и показать чуть-чуть

Кто такой домовой в чувашской мифологии

А если хотите вернуться к началу , то вот о том, как домовой генеральную уборку затеял