— Кузя! Кузенька! Идём сюда, будем делать ремонт. Я обои купила. – позвала домовёнка Даша, едва перешагнув порог квартиры.

Только вчера Даша и домовой познакомились поближе. Стоило отмыть и накормить этого маленького волшебного человечка конфетами, как он сразу же подобрел и превратился из злобного охранника дома в болтливого, добродушного соседа.

До поздней ночи девушка и Кузя наводили порядок: отмывали окна, чистили краны, избавлялись от пятен на кухонном шкафу. Когда последняя пылинка была стёрта, а тряпки аккуратно развешаны на полотенцесушителе, домовой огляделся:

— Вот это красота! Так чисто в моём доме никогда не было, — с придыханием сказал Кузя.

Даша рассмеялась:

— Это ещё что. Вот мы с тобой завтра обои переклеим, ковёр нам привезут из химчистки, положим его на пол. Ножкам будет тепло. А теперь пора спать. Утро вечера мудренее.

Девушка достала из своей бездонной сумки аккуратно сложенное постельное бельё. Домовой потянул носом, принюхиваясь к еле-уловимому аромату:

— А чего это так приятно пахнет?

— Это пахнет порошок.

— Что такое порошок? – спросил домовой.

— Эх ты, вроде домовой, а таких простых вещей не знаешь — покачала Даша головой и принялась застилать кровать. – Порошок – это такая штука, с помощью которой стирают вещи.

— Он вкусный? – перебил её Кузя.

— Не вздумай его попробовать! Его нельзя есть.

— А-а-а, тогда понятно, — расстроено протянул Кузя и махнул рукой. – Ты ложись, Даша. Свет я сам выключу. До завтра!

Домовой щёлкнул пальцами, свет в комнате погас. А Даша забралась под одеяло и тут же уснула.

В ту ночь в квартире было тихо. Никто не хлопал дверями, не издавал странных стуков и не наводил ужас на соседей.

Сказка про Дашу, домового Кузю и ремонт

Обновки

— Кузя! Кузенька! Идём сюда, будем делать ремонт. Я обои купила. – позвала домовёнка Даша, едва перешагнув порог квартиры.

Перед ней показался сонный домовой. Его растрёпанные волосы торчали в разные стороны. Кузя потёр глаза и, зевая, спросил:

— Ты что, уже всё купила?

— Конечно! Вот, смотри, — ответила девушка и протянула домовому рулоны.

— Ты только посмотри, какие они краси-и-ивые – восхищённо сказал Кузя. – Серенькие. А вот эти ещё и в розовый цветочек. Пойдём быстрее на кухню, я тебе уже чай приготовил. Ты конфеты принесла?

Девушка проследовала за домовым на кухню вместе со всем добром, что купила в магазине. Маленький человечек во всю хозяйничал. На столе стояли кружки с заваркой. А чайник плыл по воздуху, чтобы долить в чашки кипяток.

Даша восхищённо выдохнула:

— Ты когда успел научиться?

— Всё утро тренировался! – гордо ответил домовой. – Это я раньше просто не пробовал. Оказывается, если захочу, могу предметы двигать для пользы. Подумал, дверьми же хлопать могу, так почему бы не попробовать чай налить. Ну и вот, — домовой смущённо опустил глаза.

— Да ты просто сокровище! – ответила Даша и крепко обняла Кузю.

Домовёнок зарделся, как маков цвет.

— Даш? — робко спросил он, безвольно повиснув в руках девушки – А можно тебя спросить? Ты мне наряды купила?

— Ой, совсем забыла! Конечно, купила. Правда, пришлось заглянуть в детский магазин. Только там есть твой размерчик.

Кузя вертел в руках симпатичную голубую рубашку в клеточку, а Даша выложила на стол маленькие штанишки в цвет к ней.

— Ба-а-а! Ты только посмотри! Комплект! Я ж в этом наряде буду самым красивым домовым в мире. Ты только глянь, что делается. А можно я пойду, примерю?

— Конечно можно, я же для тебя купила. Подожди только, у меня тут ещё синие ботиночки есть, а то твои совсем прохудились.

Он быстро схватил обновки и умчался вглубь квартиры, к огромному зеркалу. Даша осталась на кухне и выкладывала в холодильник купленные продукты, высыпала конфеты в красивую вазочку, которую они вчера с Кузей нашли на антресоли. Как вдруг откуда-то из комнаты донеслось:

— Даш! Даша!

— Уже иду, — ответила девушка и отправилась смотреть на домовёнка в обновках.

Кузя вертелся перед зеркалом, внимательно разглядывая себя со всех сторон: то вытянет левую ножку, то правую, то повернётся, стараясь разглядеть себя сзади.

Даша облокотилась на дверной косяк, с умилением глядя на домовёнка.

— Кузь, на конкурсе красоты домовых ты бы занял первое место и приз зрительских симпатий.

— До чего я хорош, да? – не уставал восхищаться домовёнок. – А главное смотри, ботиночки!

Домовой постучал ножкой по полу:

— Слышишь, никакого звука. Буду ходить бесшумно. Теперь я смогу кота Аглаи Владленовны пугать. Знаешь, как он смешно подпрыгивает, когда к нему сзади подкрадёшься, — развеселился домовёнок.

— Кузь, котиков не нужно пугать, их нужно любить, кормить и никогда не отпускать.

— Ой, скажешь тоже, — махнул рукой домовёнок, продолжая разглядывать себя в зеркало. – Небольшой тыгыдык ещё ни одному коту не помешал.

— Ладно, красавец, пойдём пить чай, у нас ещё много работы впереди.

— Ой! – воскликнул Кузя. – Это же я совсем позабыл! Нам ещё обои клеить, — деловито сказал домовой и пошёл вслед за Дашей.

Сказка про Дашу, домового Кузю и ремонт

Ремонт

Как только чай был допит, а кружки тщательно вымыты и убраны на место, Даша и Кузя пошли делать дела. Они стояли посреди зала, рассматривая фронт работ.

— Как же это я не подумала? А как мы будем обои клеить за этим шкафом? Я же одна его не подвину.

— За этим? – Кузя пальцем указал на старый шкаф.

— Ага, за ним, — сокрушённо ответила Даша.

— Об этом не волнуйся. Смотри!

Шкаф медленно поднялся и поплыл по воздуху. Кузя, как дирижёр оркестра, размахивал руками. От каждого его движения шкаф, будто пушинка, то поднимался, то опускался.

— Осторожнее, Кузь, не то уронишь. Просто отодвинь его немного от стены, чтобы мы пролезть смогли. А там разберёмся.

— Как скажешь, — ответил Даше Кузя.

В ту же секунду шкаф встал на ножки, освободив пространство у стены. Работа закипела. Обои сами раскатывались на полу, от взмаха маленьких ручек домовика. Даше оставалось лишь отрезать куски нужной длины. Кисть сама опускалась в ведро с клеем, взмывала в воздух и размазывала раствор по бумажной поверхности.

Промазанные куски обоев взлетали в воздух и аккуратно прислонялись к стене. Даше оставалось лишь пригладить их, чтобы не оставалось пузырей.

Буквально за час одна комната небольшой квартирки в старой панельной хрущёвке была оклеена. Даша и Кузя переместились в коридор. За полчаса они расправились и с ним. Оставалось лишь кухня, на которую ушло не больше 40 минут.

— Кузь, а Кузь? – сказала Даша, стоя посреди комнаты и глядя на красоту, которую они навели с домовым за пару часов.

— Красиво, да? – восхищённо выдохнул домовой.

— Ещё как. Я не представляю, как я раньше без домового жила? Без тебя я бы тут весь день провозилась, а то и не один.

— Да-а-а, — протянул домовой. – И я не знаю, почему я раньше с людьми не общался. Вы же такие… Такие…

— Какие?

— Такие хорошие. Оказывается, — Кузя наконец-то подобрал подходящее слово.

— Ну, не все, конечно, но большинство всё-таки хорошие, — согласилась с ним Даша. – Давай пиццу закажем? А то аппетит что-то разыгрался.

Домовой отвлёкся от любования свежим ремонтом и обоями в цветочек и серьёзно взглянул на Дашу:

— Это как? Кто-то будет готовить, а потом нам привезёт? И что такое – пицца?

Даша почесала в затылке, пытаясь подобрать нужные слова:

— Ну, это как пирог, только без верха. Я сейчас позвоню в кафе, нам её приготовят и привезут.

— А чего, мы сами пироги не напечём? – возмутился домовой.

— Давай в другой раз. Сегодня лучше не трогать плиту, иначе обои могут отвалиться. А пока давай соберём старые куски обоев и я их на помойку отнесу. Нечего им тут лежать.

— Погоди, Даш, это я сам.

Кузя взмахнул руками и старая шпакля вперемешку с кусками выцветших, зелёных обоев взмыли в воздух. С кухонного стола соскочили мусорные пакеты, раздуваясь на ходу и подставляя свои крепкие пластиковые стенки летящему по воздуху мусору.

— Даш, ты мне лучше вот что скажи, действительно существуют люди, которые готовят для других? А кто-то и вовсе дома не готовит?

— Да, Кузь, есть и такие, — ответила Даша не отрываясь от великолепного зрелища, представшего перед её глазами.

Девушка не могла поверить, что мусор может сам запрыгивать в пакеты. А те, по мере наполнения, завязываться и стройными рядами укладываться у входной двери.

— Это что же за дом тогда такой, где не пахнет вкусно едой? Что, кто-то совсем-совсем не готовит? – возмущался домовой.

— Да, Кузь, именно так.

— Ну надо же, что за человеком надо быть? Это же так здорово, когда приходишь домой, а там пахнет пирогами. Или курицей с чесночком. Или картошечкой. М-м-м, — Кузя прикрыл глаза. – Вот он, настоящий уют.

— Согласна, Кузь, но кому-то этого не надо. Ему достаточно, чтобы дома можно было поспать. А готовят только по настроению.

— Но ты же не такая? – Кузя взглянул на Дашу, нахмурив брови.

Даше на минуту стало страшно от жуткого взгляда домового.

— Нет, Кузь, обещаю, как только обои высохнут, мы будем готовить дома. Ну, если только иногда заказывать, когда совсем уж ничего не хочется делать.

— Тогда ладно, — домовой быстро вернулся в хорошее расположение духа. – Всё, я закончил. Выноси мусор.

Гости

Кузя с Дашей сидели за столом на кухне и жевали привезённую курьером пиццу, как вдруг в дверь постучали.

Девушка прошлёпала босыми ногами к двери:

— Кто там? – спросила она, заглядывая в глазок.

— Это я, Аглая Владленовна, проведать тебя пришла, — послышалось с той стороны двери.

Щёлкнул замок и в прихожую вошла та самая бойкая старушка, которая рассказала Даше о нехорошей квартире.

— Вот, дорогая, я к тебе познакомиться пришла. Пирог с капустой к чаю принесла. Как у тебя здесь хорошо стало! Красивые обои, где купила? – старушка сыпала вопросами.

— Подождите, пожалуйста, Аглая Владленовна. Вы раздевайтесь, пройдёмте чай пить. У нас тут весело.

— Это у кого это, у нас? Я что хотела спросить, как тут тебе живётся? Я за вчера не слышала никаких странных звуков, которые раньше тут раздавались, — продолжала говорить старушка, проходя к кухне. – Батюшки! Это что за чудо-юдо? – схватилась за сердце женщина, глядя на домовика.

— Ой, не волнуйтесь, пожалуйста, это Кузя, местный домовой. Это он тут ночами буянил, но сейчас он исправился и больше не будет никого пугать. Да? – Даша посмотрела на домовика.

— Угу, — только и смог сказать Кузя, набив полный рот вкусной пиццей.

— Аглая Владленовна, давайте я вам чаю налью?

— Да, дорогая, спасибо. Это что, самый настоящий домовой?

— Как видите, самый настоящий, — ответила Даша, достав из шкафа кружку.

— Батюшки-светы, это что ж такое делается-то? Чудеса, да и только. Столько лет прожила на белом свете, а не знала, что домовые на самом деле существуют. А вы добрые или злые?

— Как получится, — ответил Кузя, отпивая чай из своей чашки. – Люди тоже разные бывают в разных ситуациях. Когда к ним относишься хорошо – они добрые. А если плохо, то злые.

Даша улыбнулась. А Аглая Владленовна продолжила:

— А почему мы тебя раньше не видели?

— Я тут жил, один одинёшенек, пока Даша не приехала. Все меня боялись. Вот я и был недобрым, дверями по ночам стучал и котов ваших гонял. Развлекался так. А теперь у меня столько новых дел. Хозяйничать не перехозяйничать, — гордо ответил Кузя.

Аглая Владленовна улыбнулась:

— Так ты и к нам заходи, когда будет скучно. Я о тебе всем подружкам расскажу. Уверена, мы подружимся, — подмигнула домовому старушка. – Я тебя могу вязать научить. Хочешь?

— Вяза-а-ать, — задумчиво повторил Кузя. – Хочу! Научите!

— Вот и договорились. Заходи ко мне, когда Даша будет на работе.

— Обязательно, — ответил домовой и аппетитно откусил огромный кусок пиццы.

Так они и жили в мире и согласии. Пока Даша уходила на работу, домовой шёл в гости к местным старушкам, помогал им поддерживать порядок в доме. А они угощали Кузю конфетами и пирогами. По вечерам домовик возвращался в Дашину квартиру. Они вместе смотрели смешные видео на ноутбуке, читали книги или просто вели долгие разговоры. Так продолжалось долго, пока Даша, наконец, не купила собственную квартиру. Но это уже совсем другая история.

Все части сказки про Дашу и домового Кузю