Кузя стоял на подоконнике и смотрел в окно. Нежно-зелёные листья на деревьях только-только начали распускаться. Снег уже сошёл, освободив место для молодой, изумрудной травы. Яблоня, что росла под окнами, покрылась белыми цветами и стала похожа на огромный сугроб, казавшийся лишним в этом весеннем царстве.

Кузя молчал и разглядывал прохожих.

Вот девочка в забавном, жёлтом плащике и красных резиновых сапожках скачет по лужам. Рядом идёт её мама и задорно смеётся. А вот серьёзный мальчик везёт на верёвочке игрушечный Камаз голубого цвета. Он держит папу за руку. Они, о чём-то болтая, быстрым шагом уходят в даль по протоптанной дорожке.

А вот рыжий кот гоняется за солнечными зайчиками, которых пускают дети со второго этажа. Они радостно смеются, когда кот, с грациозностью бегемота, смешно плюхается на бок.

На лавочку, будто пёстрые синички, уселись местные старушки. В ярких шапочках и нарядных пальто они сидели и тихонько разговаривали, жалуясь друг другу на коммуналку, вредную продавщицу Галю и нового терапевта.

Только Кузе в этот весенний, солнечный день было не до смеха. Даша, как и обещала, купила собственную квартиру и собиралась съезжать из этой старенькой, пыльной хрущёвки в новый дом. Девушка, словно электровеник, носилась по дому, собирая свои вещи в огромную сумку, с которой приехала на эту съёмную квартиру. Ей помогала Аглая Владленовна.

Кузя стоял на подоконнике и не смел обернуться. Он аккуратно, чтобы никто не видел, утирал рукавом своей нарядной рубашки, слёзы.

— Кузя, ты всё ещё не хочешь со мной разговаривать? – спросила Даша, выгребая из кухонного ящика ложки и вилки.

Домовой промолчал.

— Кузь, ну чего ты обижаешься? Я же говорила, что приехала сюда ненадолго. Ровно до того момента, пока не куплю свою квартиру.

Девушка подошла к домовому и нежно погладила его волосы.

Домовой разрыдался. Его маленькие плечики затряслись. Нос и щёки покраснели.

— Ну ты чего, Кузя! – Даша обняла домового.

— Я… Я не думал… Я не думал, что ты так быстро купишь квартиру. Думал, что мы с тобой ещё поживём, — сквозь рыдания проговорил домовой.

— Кузь, пойдём со мной. Я же тебе предлагала. Будем жить в новом доме. Ты и я. И кота заведём.

— Но… Но тут мой дом! Как же я Аглаю Владленовну одну здесь оставлю? Кто мне будет шить рубашки и встречать со мной праздники.

— Кузь, я не могу остаться. Ты пойми, я бы купила эту квартиру. И даже с её хозяином разговаривала, но он продавать её не хочет. Говорит, она ему дорога, как память.

— Значит, плохо уговаривала, — Кузя топнул ножкой и снова отвернулся к окну, сложив руки на груди.

— Ну не дуйся, Кузь.

Домовой обиженно промолчал. Даша, пожав плечами, пошла собирать свой скарб дальше.

Девушку терзали двойственные чувства. С одной стороны, ей хотелось поскорее приехать в новый дом, где она была бы полноценной хозяйкой. С другой – остаться здесь, в уютном гнёздышке, вместе с милой старушкой – Аглаей Владленовной и домовёнком Кузей. Стоило ей только подумать, что она больше никогда не вернётся в этот дом, как к горлу подкатывал ком.

Наконец, вещи были упакованы. В прихожей Аглая Владленовна и Даша присели на дорожку. Кузя же не сдвинулся с места. Он всё ещё стоял на подоконнике и смотрел в окно.

— Что ж. Пора прощаться, — сказала Даша.

— Хорошей тебе дороги, дорогая, — ответила Аглая Владленовна и чмокнула Дашу на прощанье. – Заходи в гости, не забывай нас.

— Спасибо, Аглая Владленовна. Ещё увидимся. Свой телефон я вам уже оставила. Звоните в любое время, если понадоблюсь. Пока, Кузя! Я пошла. Мой номер и адрес есть у Аглаи Владленовны. Если передумаешь – я всегда буду тебе рада.

Кузя промолчал. Даша глубоко вздохнула. Оставила ключи от съёмной квартиры соседке и ушла. Домовой с грустью смотрел, как Даша садится в жёлтый автомобиль такси. Точно такой же, как тот, на котором девушка приехала в этот дом. Слёзы ручьём покатились из его глаз, похожих на пуговки.

Одиночество

С тех пор, как Даша уехала из старенькой хрущёвки на краю города, прошло несколько месяцев. Обитатели дома забыли, что такое спокойная жизнь. В той самой квартире сменился не один жилец. Все они сбегали, оставив свои вещи и не забрав оплату за месяц.

Каждую ночь в квартире, где жила Даша, хлопали дверцы кухонных шкафчиков. Домовой бушевал не на шутку и пару раз даже затапливал соседей снизу, пытаясь, как и раньше, помыться в раковине. Но Кузе казалось, что всё не так и злился ещё сильнее.

От одиночества он выл по ночам, да так сильно, что любая собака бы позавидовала. Жильцы дома с ума сходили от проделок домового. Кто-то даже решился продать квартиру. Плач Кузи был слышен даже в другом конце дома.

Аглая Владленовна приходила к Кузе, пытаясь поговорить и позвать его жить к себе, чтобы домовому не было так одиноко. Но домовой захлопывал дверь прямо перед её носом. Сердце женщины обливалось кровью, глядя на то, как страдает домовой.

Даша тоже пыталась навестить Кузю. Девушка приезжала к Аглае Владленовне, чтобы помочь ей с продуктами и уборкой в квартире. Поднималась к домовому, но тот прятался и злобно сопел.

— Ох, Аглая Владленовна, боюсь, он совсем одичает, — сетовала Даша, сидя на кухне у пожилой женщины.

— Да, Дашенька. По ночам здесь совсем невозможно находиться. Кузя буянит – хлопает дверьми, заливает соседей снизу. Как-то раз я к нему поднималась и увидела, что он разодрал все занавески. А новые жильцы? Хоть бы с кем он попытался подружиться. Нет! Выгоняет всех и каждого.

— Как бы уговорить его ко мне перебраться?

— Не знаю, Дашенька. Очень хочу тебе и Кузе помочь, но не знаю как.

— Вот и я не знаю, — с горечью ответила Даша. – Он же меня даже слушать не хочет. А я без него очень скучаю. Неуютно без Кузи в новом доме.

— Понимаю тебя, — грустно вздохнула Аглая Владленовна. – А может ты сюда переедешь? Я слышала, что владелец той квартиры выставил её на продажу. Продашь свою, купишь эту. Глядишь, Кузя и успокоится?

— Нет, Аглая Владленовна. Мне банк не позволит так сделать. Я же ту квартиру брала не за наличные. Копила на первоначальный взнос, живя здесь. А купить вторую жилплощадь у меня сейчас денег не хватит. Да и, если честно, в той квартире удобно: до работы недалеко. Все магазины рядом и транспорт, опять же, доступен. Если когда-нибудь захочу детей, там и лифт удобный для колясок. А здесь придётся носить её туда-сюда. Нужно придумать, как Кузю уговорить со мной переехать. Вот только как.

— Да, ты права. Если тебе там удобно, не стоит лезть в наши курмыши. Будем думать, значит, как с Кузей поговорить.

Вот только помощь пришла, откуда не ждали. Ни Аглая Владленовна, ни Даша, ни Кузя даже представить себе не могли, что всё обернётся именно так.

Все части сказки про Дашу и домового Кузю