Кузя стоял на подоконнике и смотрел в окно. Деревья сменили нежно-зелёные листья на плотную шубу; на густом покрывале травы распускались цветы, сменяя друг друга, как часовые на посту. Жизнь во дворе старенькой хрущёвки текла своим чередом: всё так же девочка в забавном, жёлтом плащике и красных, резиновых сапогах скакала по лужам во время дождя; её мама всё также задорно смеялась, когда наблюдала за своей растущей красавицей; всё тот же серьёзный мальчик возил свой голубой Камаз по тропинкам двора, всё также держа папу за руку; всё тот же рыжий кот гонялся за солнечными зайчиками с грацией бегемота.

Домовой смотрел на то, как жизнь бурлит во дворе этого старого дома. Мысли его унеслись далеко от этого места. Он вспоминал, как познакомился с Дашей; как смешно запутался в снятых занавесках; как они вместе встречали Новый год и наряжали ёлку; как готовили на кухне и уплетали заказанную пиццу, глядя фильмы про волшебство и магию.

— Так больше продолжаться не может, — неожиданно для себя сказал Кузя.

Его слова эхом раздались в пустой квартире, отскакивая от пустых стен, словно теннисный мячик.

— Я должен найти Дашу! – воскликнул Кузя, спрыгнул с подоконника и отправился к Аглае Владленовне.

План побега

«Тук-тук-тук!» — в дверь Аглаи Владленовны постучались.

— Иду-иду! – раздалось откуда-то из квартиры. – Если вы пришли проверить окна и продать мне китайскую фурнитуру, то лучше сразу уходите. Я с вами даже разговаривать не собираюсь, — бормотала женщина, топая к двери.

Она открыла дверь и обомлела:

— Батюшки мои! Кузя! – выдохнула Аглая Владленовна, прижав руки к груди. – Ты проходи-проходи, пойдём на кухню, у меня как раз чайник вскипел.

— Некогда мне чаи распивать. Я хочу найти Дашу, — сказал домовой и решительно пошёл на кухню.

Аглая Владленовна щёлкнула дверным замком и пошла следом за Кузей.

— Может всё-таки чаю? – спросила она, когда домовой плюхнулся на стул.

— Хорошо. Только, пожалуйста, из моей любимой чашки.

— Конечно-конечно, — засуетилась женщина.

В мгновение ока на столе появились две чашки с дымящимся чаем. Аглая Владленовна достала из кухонного шкафчика целую вазочку конфет, конфитюрницу с клубничным вареньем и маленькую ложечку, которую так любил Кузя. Шуршащие фантики переливались под лучами солнца, бившего из окна; горячий, ароматный чай уговаривал отпить глоточек из кружки; а в алом джеме аппетитно утопали засахаренные ягоды.

Кузя отпил чай и закрыл глаза, собираясь с мыслями.

— Аглая Владленовна, мне нужно найти Дашу. Не хочу я жить в этом доме в гордом одиночестве. Мне нужен друг, — нарушил тишину домовой.

— Кузь, мы можем подождать, когда Даша приедет помочь мне и тогда ты поедешь в новый дом вместе с ней.

— Нет. Я хочу найти её прямо сейчас. Жизни никакой нет в этой крепости одиночества, — отмахнулся он от предложения Аглаи Владленовны.

— Кузь, ты уж прости меня, но адрес Даши я не знаю. Она приходила ко мне, рассказывала, что живёт в новом доме. А вот улицу и номер дома я и не спросила, — всплеснула руками женщина и покачала головой.

— Значит, буду искать сам. Сил нет терпеть ещё хотя бы несколько дней.

— Хочешь, я тебе помогу? Спрошу у подружек, где сейчас строятся новые дома. Так будет гораздо проще найти новую квартиру Даши.

— Да, было бы здорово, — ответил Кузя, отхлебнул чая и зашуршал фантиком шоколадной конфеты.

— Хочешь, прямо сейчас пойду и спрошу?

— Нет. Аглая Владленовна, это может подождать. У меня к вам есть один вопрос. Может быть вы знаете на него ответ.

— Внимательно тебя слушаю, Кузенька.

— Начну издалека. Вы же знаете, когда строится новый дом, в нём ещё нет домового. Так вот раньше считалось, что домовой – это дух предка, который помогает и защищает семью. Для его вызова проводили специальные обряды. Но это не совсем верно. Мы – не чьи-то духи или привидения. Мы сами по себе. Появляемся сразу же, как изба построится и там начинает жить человек. Сначала мы похожи на сгусток энергии, который может только впитывать в себя эмоции людей, как губка. А уже потом, по мере взросления, становимся такими, каким вы меня видите сейчас: и помогаем, и предметы двигать можем, и собственным сознанием обладаем. От того, что мы рядом с людьми живём, то и становимся похожи на них. Особенно на первого хозяина. Возможно, поэтому вы считаете, что мы – дух предка. Леший, например, он как домовой. Тоже появляется в виде энергетического пятна. По мере взросления учится и становится похожим на лесных жителей, может стать кем угодно: оленем, медведем, ёжиком.

-А человеком? – с придыханием спросила Аглая Владленовна.

— И человеком. Кто чаще всего в лесу появляется?

— Охотники? – не раздумывая ответила женщина.

— Вот именно. Потому их часто видят в виде мужчины, одетого в камуфляж. Разгадка же проста – охотники так одеваются. Вот леший их и пародирует.  А иногда и в виде женщины может показаться. Особенно, если в тех краях, где леший живёт, много ягод, а не дичи.

Аглая Владленовна слушала Кузю открыв рот.

— Так вот. У каждого дома есть свой домовой. На каждую избу по одному. А в многоквартирном доме нас может быть много: кто-то с собой привёз из старого жилья, где-то домовой появился сам. Как я. Мы редко друг с другом ругаемся и иногда следим за несколькими квартирами сразу. Но есть одна большая проблема. Ещё ни один домовой, известный мне, не покидал стены собственного дома.

— А как же ты ко мне в гости заходил?

— Это другое, — покачал головой Кузя. — Квартиры – словно комнаты в избе. А из самого дома ни я, ни те, кто здесь живёт, ни разу не выходили. И я не знаю, смогу ли я передвигаться по улице и найти Дашу, не растеряв по дороге всю свою силу.

Кузя замолчал, уставившись в пол. Аглая Владленовна смотрела на домового, ожидая продолжения рассказа, но её собеседник молчал, разглядывая линолеум.

— Кузь, а Кузь, — позвала домового женщина.

Домовик поднял глаза на Аглаю Владленовну.

— Я тут подумала, а что, если передвигаться из дома в дом? Быстрыми перебежками. Давай попробуем из нашего дома перебраться в соседний. Я буду рядом с тобой и, если что-то случится, смогу быстро принести тебя обратно, в свою квартиру.

— А если не получится?

— Пока не попробуем, не узнаем.  Зато, если всё получится, как мы и хотели, ты сможешь перебегать из дома в дом, чтобы найти Дашу.

— Звучит, как план.

— А я про что! – воскликнула Аглая Владленовна. – У меня есть фотография с Дашей. Я её отдам тебе. Будешь перебегать из дома в дом и разговаривать с местными домовыми, не видел ли кто эту девушку. Если нет – пойдёшь в следующий дом.

— Что ж. Я согласен. Давайте пробовать… Только чай допьём.

Кузя тяжело вздохнул и потянулся за конфетой. Сердце его затрепетало в ожидании счастливого момента воссоединения с его другом – Дашей. В животе зародилось приятное чувство и тепло разлилось по всему телу. Но червь сомнения, который портил всю радость от предстоящей встречи, упорно твердил: «Ничего у тебя не получится. Домовым нельзя покидать собственный дом, иначе ты умрёшь».

«Ну и пусть. Зато я попробую», — ответил Кузя собственным мыслям и отправил конфету в рот.

Все части сказки про Дашу и домового Кузю