Со дня прогулки прошло несколько дней. Всё это время призрак ходил чернее тучи. Всегда беззаботный и общительный он выглядел странно: молчал и старался не попадаться Игорю на глаза. Мужчине казалось, будто белый силуэт сэра Николаса с каждым днём становился всё прозрачнее и серее.

— Так. Сэр Николас, что с тобой происходит? Ты чего смурной такой? – подкараулил Игорь призрака в одном из коридоров будущего отеля.

— Ничего, — буркнул призрак, развернулся и попытался скрыться за поворотом.

— Нет, так дело не пойдёт. Рассказывай, что произошло. Уж не заболел ли ты? – уперев руки в боки, настаивал мужчина.

— Не понимаю я, — помотал головой Николас. – Ничего не понимаю.

— Так ты расскажи. Глядишь, я тебе помогу, — не унимался мужчина.

— Вас не понимаю, — бросил призрак через плечо. — Вот вы с Ольгой на набережной рассказывали про любовь к Родине, к другому человеку, даже букашек-таракашек ты любишь. Как так получается?

— О-о-о, сэр Николас, — расхохотался Игорь. – Это и есть загадочная русская душа, которую никто не может понять. Ты не думай, ты чувствуй.

Призрак недоумённо улыбнулся.

— Как?

— Откуда я знаю? Прислушайся к себе. Когда ты всё делаешь правильно и по совести, в области сердца появится такое приятное ощущение. Захочется вздохнуть полной грудью. Словно ты сейчас взлетишь, как птица. Его ни с чем не перепутаешь. Сразу поймёшь, вот она – настоящая свобода.

Игорь расправил плечи, развёл руки в стороны и покружился, как в детском саду на утреннике. Призрак удивлённо вскинув свою полупрозрачную бровь наблюдал за ним:

— А как оно правильно и что такое настоящая свобода? – тихонько спросил он.

— Ну, сэр Николас, это невозможно описать словами. Говорю же тебе – чувствуй!

— Да ну тебя, — махнул рукой призрак и в мгновение ока скрылся в темноте коридора.

Игорь лишь пожал плечами и отправился продолжать ремонт.

Отель с привидениями. Про свободу

Розовый куст

— Беги, беги таракашек. Видишь, я тебя не раздавил. Наверно, потому что не могу. У меня тела-то нет, — услышал Игорь тихий голос сэра Николаса на улице.

Мужчина выглянул в окно и увидел удивительную картину. Призрак, нагнувшись над переползающим брусчатку жуком, махал ему рукой, будто подталкивая вперёд. Сэр Николас не знал, что за ним наблюдает его друг и продолжал бормотать себе под нос.

— Почувствуй, почувствуй свободу. Как будто это так легко, — ворчал он. – А если я не могу? Я же благородный сэр. У нас так не принято. Жить, как будто каждый день последний – это да, это я могу. А вот это вот всё не могу. Почему же так сложно. И вообще, что это такое – свобода? Если думать логически – это возможность выбора. А что выбирать? Раздавить таракашку или нет? Что это поменяет? Допустим, раздавлю и пойду себе дальше. Одним прилипчивым жуком меньше. Вот этого не раздавил и тоже пошёл себе дальше. Ничего не поменялось. А вон роза выросла. Красивая. Могу сорвать, могу не сорвать. Сорву я её и что? Понюхаю, порадует она меня немного, потом выкину. А если не сорву, то что?

Сэра Николаса озарило:

— Стоп. Если оставлю её на кусте, то она будет расти и распускаться ещё много дней. Тогда я смогу любоваться на неё и нюхать аромат не один день, а гораздо больше. Хм…

Сэр Николас задумчиво подпёр рукой подбородок, глядя на розовый куст. Игорь, глядя на своего призрачного друга, старался не шевелиться, чтобы не выдать себя. Он лишь ласково улыбнулся и подумал: «Ого, а процесс-то пошёл. В правильном направлении мыслит товарищ».

— Кажется, я начинаю понимать, — бормотал сэр Николас, прохаживаясь туда-сюда вдоль куста. — Сделал ты плохое дело, например, соврал кому-нибудь. И всё. У тебя больше нет выбора. Ты вынужден постоянно врать и помнить, кому и что наговорил. А если сказал правду – появляется выбор: можешь солгать, а можешь дальше говорить правду. Интересненнько. Вот ты уже не раб своих собственных действий, а свободный человек. А что, если правда неприятная и ты ею кого-нибудь обидишь? Проще же солгать. Гораздо проще!

Игорь нахмурился, но призрак вдруг воскликнул:

— Да нет же! Когда говоришь правду, даже неприятную, ты снова свободен. Свободен от страха, что тебя раскроют; от внутренних терзаний; можешь смотреть в глаза тому человеку, которому сказал правду, потому что тебе больше нечего скрывать. Получается, делать хорошие дела выгодно?

Призрак осёкся, заметив в окне Игоря, наблюдающего за ним.

— В верном направлении мыслишь, — ободряюще крикнул мужчина и помахал рукой.

— Давно ты следишь?

— Я случайно услышал, не обижайся. С того самого момента, как ты жучка пропускал. Кстати, зачем?

— Я… Я хотел попробовать.

— И как ощущения?

— Странные.

— Почему?

— В груди что-то ёкнуло, как подумал, что этот жучок теперь доползёт до дома, к своей семье.

— Вот видишь, я же говорил!

— Ой, всё, — отмахнулся призрак. – Иди уже дальше порядки наводить. Я тут ещё погуляю. Только больше не подслушивай!

— Так точно! – отрапортовал Игорь и скрылся в оконном проёме.

Призрак остался на улице, наедине со своими мыслями. Он думал, почему ему не было стыдно за то, что Игорь услышал его разговор с самим собой, вспоминал свой Лондон.

Перед глазами сэра Николаса, как кинолента, пробежали кадры его жизни в замке. Он прятался в самых укромных уголках своих угодий во время мимолётных романов, чтобы никто не подсмотрел и не подслушал. Только все всегда обо всём знали. Кухарки и горничные, сновавшие повсюду и случайно становившиеся свидетелями сцен, которых не должны были видеть, разносили молву по округе. Да так быстро, что к моменту возвращения домой о его похождениях знала не только жена, но и самый жалкий бродячий пёс с укором смотрел на незадачливого гуляку.

Словно у стен были уши. Каждый, даже самый невинный разговор, был подслушан и, переходя из уста в уста, превращался в ужасного монстра, не имеющего отношения к реальности. Врали все: от мала до велика.

А здесь, в доме Игоря, всё было просто. Поселившийся тут странный мужчина с котом доверял призраку, как самому себе. Если сэр Николас говорил что-то, ему верили. Даже лгать этому доверчивому юноше как-то не хотелось.

Отель с привидениями. Про свободу

Чувствуешь? — Чувствую!

Вечером Игорь, как обычно, удобно устроился на балконе, чтобы поужинать. Сэр Николас робко вошёл и уселся в соседнее кресло:

— Не помешаю? – спросил он.

— Конечно же нет, — ответил Игорь, улыбнувшись.

Рыжий кот растянулся на перилах, подставляя свой огненный бок уходящим лучам солнца, и тоже ответил на вопрос призрака протяжным: «Мя-я-у».

Троица сидела молча.

Лёгкий ветерок приносил солоноватый аромат моря. Жирные чайки летали над водной гладью, в которой отражалось вечернее солнце. Сэр Николас любовался на красоту пейзажа, будто увидел его в первый раз, но сегодня закат был особенным.

По призрачному телу разливалось тепло и спокойствие. Это необычное чувство заполнило сэра Николаса от макушки до пят. На минуту ему показалось, что он снова человек.

Призрак вздохнул полной грудью.

— Чувствуешь? – еле слышно спросил Игорь.

— Кажется, чувствую! – прошептал призрак.

Кот повернул свою рыжую мордочку к сэру Николасу и тоже улыбнулся. Он тоже почувствовал, что в эту самую минуту призрак навсегда изменится.

Предыдущие истории про сэра Николаса и Игоря