— Вить, не хочу я охотиться на нечисть, тем более в глухом лесу.

— Ой, да брось Вань. Во-первых, чертей не существует и никто нам не навредит. Только если волков или медведей встретим. Во-вторых, сказки послушаем от жителей местной деревни – на две курсовые хватит. Ты зря на историка поступал?

— Не зря. Мне история нравится, а не бабушкины сказки, — обиженно хмыкнул Ваня, собирая походный рюкзак.

— Сам ты бабушкины сказки. Это фольклор – целый культурный пласт хранится в этих историях, — ответил другу Витя, подняв указательный палец вверх. – Ты подумай, не одно поколение людей выросло на этих сказках. Они действительно верили в то, что существуют потусторонние миры и какой-нибудь чертёнок может запросто тебя утащить или поселиться на мельнице.

— Вить, а нам обязательно ночевать в лесу? Может, в деревне остаться? А ещё лучше в архив сходим, почитаем работы этнографов. По любому они уже до нас всё изучили.

— В деревне каждый может. А в лесу проверим, правда в этих сказках таится или выдумки деревенщин. И вообще, тебе вы всё в архивах копаться, как библиотечная мышь. Скукотища. Не. Решили в лесу ночевать, значит в лесу.

Охотники на нечисть. Лембой

Ваня тяжело вздохнул. Витю было не переспорить: если он что-то вбил себе в голову, то никакими уговорами его не переубедишь.

— Ладно, но только одну ночь. И спрей от комаров не забудь положить. Они в лесах всегда голодные. Как налетит рой и унесёт к твоим чертям. Я тебя отбивать не буду, — погрозил другу Ваня.

Витя расхохотался, но в свой рюкзак всё же забросил баллончик средства от москитов.

Деревня

Электричка остановилась на станции. Двери распахнулись и на перрон вышли два студента с огромными рюкзаками за плечами. Высокий и худощавый молодой человек глубоко вдохнул и, улыбаясь во весь рот, сказал:

— Вань, ты глянь, какова красота! Лес кругом, птички поют. А воздух какой свежий! М-м-м.

Коренастый Ваня ничего не ответил. Он огляделся и достал из кармана карту, поводил по ней пальцем, покрутился на месте, пытаясь сориентироваться, и, наконец, сказал, указывая пальцем на еле заметную тропинку:

— Туда нам надо. Километров через 5 будем на месте.

Витя кивнул и студенты бодро зашагали к тропке. Утреннее солнце ещё не припекало, его лучи нежно грели щёки парней, а свежий ветер ерошил волосы и сдувал остатки сна.

Спустя час молодые люди вышли к старенькой деревушке, спрятанной от посторонних глаз в лесной глуши. Деревянные, покошенные избы смотрели на парней пустыми глазницами окон. Природа брала своё. В отсутствие людей палисадники быстро заросли бурьяном. Вьюнки поднимались по стенам, опутывая своими сетями местами прогнившие срубы.

— Вить, смотри, там на конце улицы пара ухоженных домов стоит. Пойдём туда, там скорее всего живут люди, — Ваня указал пальцем вперёд.

— Да, вижу. Пойдём, там на скамейке старушка сидит. Её и порасспрашиваем.

Охотники на нечисть. Лембой

Сухонькая, но бойкая старушка очень удивилась неожиданным гостям и засуетилась, увидев двух парней, идущих прямо к ней.

— Ой, ребятишки, вы откуда к нам явились?

— Мы студенты, из города к вам приехали. На историков учимся, вот и решили сюда добраться.

— А что здесь интересного? Деревня-то уже вымерла. Одни мы, старики, здесь свой век доживаем. Помнится, в годы моей молодости здесь колхоз был. Жизнь кипела! Влюблялись, детей растили. А какой коровник был! Весь район молоком снабжали. Эх, были времена, — разговорилась пожилая женщина, заправляя выбившуюся прядь волос обратно под цветастый платок. – А сейчас молодёжь разъехалась. Все в городе живут. Правда, нас, стариков не забывают, приезжают помогать. Вы-то что здесь забыли?

— Простите, а как вас зовут? – робко спросил Ваня.

— Ох, извините, голубчики, совсем забыла представиться. Клавдия меня зовут, можете называть просто баба Клава.

— А я Ваня. Это мой друг Витя, — ответил коренастый парень, указав сначала на себя, затем на своего худощавого друга.

Мы курсовую пишем, о легендах вашей деревни. Может, вы какие сказки знаете? – спросил Витя.

— А то как же, конечно знаю. Только это, ребятушки, совсем не сказки, — загадочно улыбнулась старушка.

Ваня присел рядом с женщиной на лавочку. Витя скинул рюкзак и уселся прямо на него.

— Была у нас тут одна ведьма. Катериной её звали. Ух и жуткая была. Стоило ей прийти к кому, соли попросить, ой, не дай Бог отсыпать горсточку – так на следующее утро все куры и передохнут. А как огурцы или картошку похвалит, на утро всё сухим становилось, словно под палящим солнцем ночью стояло.

— А где она сейчас, баба Клава?

— Так померла, вот уже лет 5 как. Вон там её дом был, — указала старушка на покосившийся домик. – До сих пор по ночам там ходить боимся. Она ж свою силу не передала никому, вот и бродит по дому её дух, мается.

— А в лесу? В лесу есть какая-нибудь нечисть? – нетерпеливо спросил Витя.

— Есть, есть милок.

— Леший? — спросил Ваня.

Голубые глаза Клавдии округлились:

— Ты почто Лешего обижаешь? Он хозяин леса и помощник. Если к нему с добром, то и он тебе поможет. Он на этой стороне реки хозяйничает, да за садами нашими приглядывает. Видишь, яблони какие. Каждый год плодоносят. Мы ему пироги оставляем. Напечёшь, а один пирожок на скамейку положишь. Прибежит пёс, да унесёт его лешему. Так что нам по грибы да ягоды далеко идти не надо. Всё прямо здесь растёт и не нужно за реку ходить. Лембои там живут.

— Кто-то? – переспросил Ваня.

— Лембой. Не слышали? Там их целая деревня.

— Не-е-т, — хором ответили парни.

— Ой, — махнула рукой старушка. – Не суйтесь туда. Плохие это места. Лембои – это души проклятых детей и взрослых. Их нечистая забирает и заставляет служить себе. Они женятся, плодятся, но всё им мало. Так и норовят души людские себе забрать.

— А как это? Души проклясть? – удивился Ваня.

— Ну как-как. Сказал ты в сердцах «Чёрт бы тебя побрал» или «Пусть тебя черти дерут», тьфу-тьфу-тьфу, — сплюнула через плечо старушка. – Всё. За тобой обязательно лембой придёт. Я думаю, что Катерина эта с ними в сговоре была. Вот.

— Так это ж просто слова. Ими невозможно чью-то душу проклясть, — нахмурившись сказал Витя.

— Это вы, молодёжь, не верите ни в бога, ни в чёрта. А словами бросаться нельзя. Они знаешь какие? Нельзя другому человеку плохого желать. Если у него ангел-хранитель сильный, то тебе самому и вернётся. Скажешь дурное про еду, так лембои её и утащат – будешь голодать. Они же людьми когда-то были, вот и не гнушаются поесть и попить.

Витя задумчиво почесал макушку:

— Говорите, они за рекой поселились?

— Ты что задумал, милок? – испугалась старушка.

— Мы посмотреть хотели, есть ли там кто или просто сказки, — ответил парень.

— Не вздумайте! – взвилась старушка. — Не вздумайте туда ходить! Говорю же, дурное место. Отговаривать не буду, но лучше тут переночуйте, да хотя бы у меня, или на последней электричке домой езжайте. Коль в лесу заночуете, с наступлением темноты вам никто не откроет. Мы тут все люди пуганные и по ночам не ждём гостей, даже тех, кто выглядит, как знакомый или вовсе друг. Лембои любой облик принимать могут и ходить где угодно.

— А я тебе говорил, нужно в деревне оставаться, — погрозил другу пальцем Ваня.

— Да что с нами будет? Мы просто на ту сторону реки не пойдём. Разобьём лагерь на этой стороне, да посмотрим.

— Послушай друга, коль тебе бестолковка твоя дорога, — укоризненно сказала старушка.

Витя лишь пожал плечами. Он твёрдо решил пойти к реке и посмотреть на загадочных лембоев.

Охотники на нечисть. Лембой

***

Пограничная река оказалась совсем неглубокой – можно вброд перейти, не замочив колени. В кристально чистой воде веселились уклейки. Водомерки скользили по поверхности и разрезали водную гладь будто коньками. Ничто не говорило о том, что где-то рядом обитает нечисть.

Одинокая палатка стояла на берегу той самой реки. Витя порывался пересечь её и окунуться в чертовщину с головой, но Ваня впервые в жизни упёрся и заставил друга остаться в безопасном месте.

Студенты развели костёр и готовили простой ужин из риса с тушёнкой, которые Ваня предусмотрительно взял с собой. Витя мерил шагами берег и порывался перенести лагерь на ту сторону.

— Нет, Вить. Хочешь смотреть – смотри отсюда. Тем более мы уже палатку расставили, костёр разожгли. Нет смысла туда уходить.

— А если мы здесь ничего не увидим?

— Ты же сам говорил, что нечисти не существует.

— Говорил.

— Ну а что тогда? – спросил Ваня, орудуя в котелке половником.

— А вдруг есть и мы всё пропустим?

— Если есть, то лучше с ней нос к носу не сталкиваться. Как бодаться с комаром ты знаешь, раз и всё! – Ваня хлопнул себя по шее, прибив огромного комара, который уже всадил свой хобот в кожу студента. – А что делать с этими лембоями никто не знает, даже та старушка. В Гугле о таком не напишут.

— Можно убежать.

— А можно и не убежать. Погибать ради курсовой я не согласен. Так что сядь и просто наблюдай. Солнце уже прячется. В лесу и так не безопасно, животные всякие ходят. Вот, лучше поешь, — сказал Ваня протягивая другу тарелку.

— Да пусть твою кашу черти жрут! – вспылил Витя.

— Думай, что говоришь! Хочешь, иди, — упёр руки в боки Ваня. – Я с тобой туда не пойду ни за какие коврижки.

— Один я туда не пойду, — буркнул парень, усевшись на крутом берегу и скрестив руки на груди.

— Вот и молодец. Ты как хочешь, а я поем.

Алюминиевая ложка с характерным звуком заскребла по металлической тарелке. Ваня с аппетитом уминал собственноручно приготовленную кашу. Витя сидел и таращился на противоположный берег, в ожидание чего-то сверхъестественного.

Солнце спряталось за лесом и практически исчезло за горизонтом, когда за рекой началось невероятное — бор загудел. С «той стороны», подконтрольной нечисти, всё шумело и скрипело, несмотря на то, что ни один листочек на дереве не колыхнулся. Витя замер в ожидании. Он вглядывался в темноту, стараясь разглядеть хоть что-то. Да только всё тщетно. Ни зги не было видно.

Вдруг его осенило:

— Фонарик!

Витя влетел в палатку, где уже отдыхал утомившийся Ваня, словно коршун, схватил фонарик и выбежал на берег. Он светил в лес, надеясь увидеть ту самую нечисть. Однако блёклый луч выхватывал странные картины. Вот на дереве висит лента. А вот привязанная за ногу изуродованная кукла.

Жуткий хохот пронёсся над лесом. Возле котелка, который всё ещё висел над тлеющими углями костра, появились двое. Они очень отдалённо были похожи на людей – острые большие уши, длинные спутанные волосы, огромные ступни венчали неестественно выгнутые ноги. Тело покрывал плешивый рыжий мех. Эти существа были полностью голые, а на том месте, которое люди стараются прикрыть, рос толстый крысиный хвост.

Витя обомлел. Он выронил фонарик и молча наблюдал за тем, как незваные гости схватили котелок и потащили его к реке, приговаривая:

— Проклял еду! — утробно урачал один.

— Теперь она наш-ша! — шипел другой

— А ты ходи голодный, — пропищал третий и показал язык.

В мгновение ока чудовища оказались на том берегу и мерзко хихикали, указывая на парня пальцем. Тут же, как по команде, из леса полезли другие такие же. Они с улюлюканьем хватали руками кашу и запихивали её в свои огромные рты.

В ужасе Витя влетел в палатку и, с головой скрылся в спальнике. Он жалобно шептал:

— Господи, спаси помоги!

Дрожь потихоньку унималась и парень уснул.

Охотники на нечисть. Лембой

Разбудил Витю Ваня, который всё представление крепко проспал. Студент осторожно тряс своего друга за плечо:

— Вить, вставай! Где наш котелок? Ты его уже убрал?

Витя вскочил, нервно оглядываясь.

— А, это ты! — выдохнул он, когда увидел друга. — Котелок черти забрали.

— Ты что, какие черти?

— Про которых бабка говорила. Давай сворачиваться и бежим отсюда поскорее.

Ваня не стал спорить со своим испуганным товарищем: «Да и шут с ним, с котелком», — подумал он.

Парни быстро свернули лагерь и отправились на станцию. По дороге Витя рассказал, какой ужас ему пришлось пережить этой ночью.

— Вить, а тебе это не могло присниться? – заботливо спросил Ваня.

— Нет. Я точно видел. Своими собственными глазами. Ты мне не веришь?

— Верю. Ну что, мы ещё пойдём охотиться на нечисть?

Витя на минуту задумался.

— Пойдём. Или нет. Я ещё не решил.

Ваня в ответ пожал плечами. Он надеялся, что ему никогда не придётся столкнуться нос к носу с потусторонним.

Больше сказок от Бабы Мани