Лёша сидел в огромной аудитории, погружённый в свои мысли и пялился в окно. Жаркое солнце манило бросить всё и поскорее сбежать из этого кабинета, насквозь пропахшего пылью и мелом. До конца самого последнего экзамена оставался час. Парень уже решил все задачки, написал всё, что мог вспомнить и хотел было уйти пораньше, но преподаватель оказался принципиальным и наотрез отказывался отпускать кого-то раньше положенного времени:

— А если вы под машину попадёте? Виноват буду я! До конца экзамена я несу за вас ответственность. Потом – делайте что хотите: хоть прыгайте под трамвай, хоть носитесь сломя голову по улицам, — монотонно отчитывал экзаменатор парня, когда тот попросил отпустить его пораньше.

— Ладно, ладно, я понял, — прервал монолог Лёша.

Он сдал зачётку, отдал листок с записями на проверку и уселся на задней парте. Залипать в телефоне и смотреть видео в наушниках ему не хотелось. Впереди его ждали целых два месяца каникул у бабушки, в глухой деревушке, затерянной среди лесов и болот. В своих мыслях Лёша был уже там: бежал с друзьями на пруд, спасаясь от палящего солнца в прохладной воде; запекал картошку в костре под гитарные переборы Сани и звонкий Ленкин голос; просыпался от запаха пирога с парным молочком.

Все летние каникулы Саня, Лёша и Лена проводили вместе. Родители привозили их на лето к бабушкам, чтобы дитё воздухом подышало. Деревенские с радостью принимали их в свою компанию каждые каникулы и, даже, писали письма в город, отправляя их самой настоящей почтой, несмотря на то, что телефоны были у каждого и созвониться не составляло никаких трудностей.

Из тёплых воспоминаний и предвкушения предстоящих каникул Лёшу вырвал монотонный и скрипучий голос преподавателя:

— Экзамен окончен! Я всё проверю и поставлю оценки в зачётки. Пусть староста завтра подойдёт ко мне на кафедру и заберёт их…

Лёша, впрочем, как и остальные его однокурсники, не стал дослушивать наставления преподавателя. Схватил рюкзак и помчался сквозь длинные коридоры университета к выходу.

Сказка о том, как леший чертей гонял

Подставив своё смуглое лицо солнечным лучам и довольно улыбнувшись, Лёша взял телефон и написал другу в Телеграме:

— Я всё! Готов ехать!

Спустя пару мгновений телефон жизнерадостно пиликнул в ответ. На экране появилось сообщение:

— Электричка отходит в 18:10. Соберу вещи, захвачу Ленку и мчу на вокзал.

В ответ Лёша отправил весёлый стикер и зашагал домой.

Сумка с вещами была готова ещё неделю назад и стояла у входа, готовая в любой момент отправиться в путь со своим хозяином.

Лёша открыл дверь. Схватил сумку. Бросил рюкзак на её место.

— В конце концов, лучше кофе на вокзале попить, чем сидеть и киснуть тут, — сказал он сам себе.

Щёлкнул замок. Дверь закрылась. А Лёша мчался по тёмному подъезду, перепрыгивая через ступени, на встречу к друзьям, не желая терять ни секунды драгоценного времени.

***

— Будьте осторожны! Пригородный поезд до станции Тихвин отправляется с третьего пути. Пригородный поезд до станции Тихвин отправляется с третьего пути.

— О, это наша! – подняв указательный палец вверх сказал розовощёкий Саня.

— Тогда чего мы здесь расселись? Бежим! – ответила тонкая, как тростиночка, Лена, схватила свою огромную сумку и унеслась, словно подхваченная ветром.

Лёша и Саня неуклюже взяли свои сумки и побежали за ней, лавируя между спящими на ходу прохожими, стараясь на пути никого не сбить.

В вагоне было немноголюдно. Молодые люди заняли лавки, стоящие друг напротив друга, а на свободное место плюхнули свои сумки.

— Фух, успели! – выдохнула Ленка.

— Да мы бы успели, даже если б не неслись так, — ехидно заметил Саня.

— Кусаетесь, как старые супруги. Лучше давайте придумаем, чем займёмся вечером, — перебил их Лёша.

— А давайте в лес сходим? – выпалила Лена.

— Ночью? – хором спросили Саня и Лёша.

— А что, боитесь, что бабуля заругает? – хитро улыбнувшись сказала девушка и левый уголок её губ пополз вверх.

— Нет, просто что там делать? – резонно отметил Лёша.

— В прошлом году нам было по 17 лет и бабушки не отпускали ночью в лес. В этом году нам уже 18. Мы взрослые. Никто не сможет нам запретить. А мне та-а-ак хочется посмотреть, — пропела Лена.

— Как хочешь. В лес так в лес, — пожал плечами Саня.

Сказка о том, как леший чертей гонял

В лесу

— Ты её видишь? Время-то уже 11 часов. Завела нас в этот дурацкий лес, а сама не пришла, — бурчал Саня, стоя у самой кромки густого ельника, украшенного белоснежными стволами берёз.

— Не ворчи, как старый дед. Вон она идёт, — указал Лёша в сторону деревни.

От самой крайней улицы отделился небольшой пучок света и быстро поплыл в сторону парней. Когда он подкрался ближе, парни увидели свою подругу с фонариком. Она беззаботно затараторила:

— Ой, мальчики. Я опоздала. Насилу от бабушки отбилась. Она всё не хотела меня отпускать. Говорит, по ночам в лесу всякие чудовища бродят. Но я же знаю, что всё это просто сказочки. Пойдём?

— Пойдём. Только что-то зябко как-то здесь. Может, в другой день? – потирая руки ответил Лёша.

— Испугался? – изумрудные глаза Лены, казалось, смотрели прямо в душу.

— Нет. Чего бояться-то, — храбрился Лёша и взглянул на друга.

Было видно, что Сане тоже не по себе. Парни, не желая прослыть трусами перед хрупкой подругой, зашагали в лес по заботливо протоптанной кем-то тропинке.

— Может, зайдём недалеко, да костёр разведём? Соберём хворост. Посидим, как раньше, — спросил Саня.

— Можно, — ответила девушка.

— Да, у костра потеплее будет. А я, как назло, сегодня легко оделся, — поддержал предложение Лёша.

Чем дальше молодые люди заходили в лес, тем холоднее становилось.

«А может ну их с этими лесными приключениями. Развернусь, да пойду домой под тёплое пуховое одеяло. Отдохну, как человек, после трудной сессии. Да и жутко тут. Вдруг кабаны или волки. У нас даже ружья нет», — думал про себя Лёша, уворачиваясь от цепких еловых ветвей, тянущих свои лапы к тропинке.

— О, а вот и полянка! – звонкий голос Лены вырвал парня из грустных дум.

— Я хворост соберу, а то здесь жутко холодно, — сказал Саня и поёжился. – А вы ищите, чем костёр разжечь. Друг от друга далеко уходить не будем – потеряемся ещё.

— Я тебе помогу, — сказал Лёша.

— А я тогда вон на том пенёчке посреди поляны посижу. Полюбуюсь видами, — прощебетала Лена и упорхнула к трухлявому пню.

— Вот ей делать нечего, — тихо, чтобы его услышал только друг, пробормотал Саня.

— Ага. Я уже думаю домой идти. Отоспаться бы, а не по лесам шастать.

— Согласен. Да и бабушку свою давно не видел, помочь бы ей для начала, и уже потом местные достопримечательности изучать.

Их тихий диалог прервал жуткий треск, раздавшийся глубоко в лесу. Молодые люди замерли.

— Лен, ты в порядке? – позвал девушку Лёша.

— Да, — еле слышно ответила подруга.

— Иди-ка ты сюда, к нам поближе. Так безопаснее, — скомандовал Саня.

Лёша даже удивился, откуда в этом розовощёком и с виду добродушном парне прорезался такой командный голос.

— Бегу, — откликнулась Лена и помчалась поближе к своим друзьям.

Бах! – снова раздалось в лесу. Казалось, будто кто-то большой лупит молотом по земле.

Еле живая от страха Лена прибежала к друзьям и, спрятавшись за их спинами, смотрела на поляну.

В лесу раздался жуткий визг, а следом за ним – треск ломающихся сучьев. Казалось, словно кто-то испугал стадо свиней и гонит их сквозь лес.

Бах! Бах! Бах! – раздавалось то слева, то справа.

Леденящий кровь, нечеловеческий визг, заставляющий мурашки маршировать по спине, приближался всё ближе.

— Ребят, а давайте за елями спрячемся. Что-то мне не по себе, — сказал Саня.

— Мне тоже. Хочется побежать домой, но вряд ли мы успеем, — ответил Лёша.

— А если кабаны?

— Может, обойдётся и они нас не заметят? Пошли скорей. Ельник здесь густой. Глядишь и спрячемся.

Лена лишь стояла и хлопала глазами. Парни схватили её под руки и увели с поляны за ели.

Стоило им только спрятаться, как на поляну посыпались чёрные человеческие фигуры. Много их было, не меньше двух десятков. Каждая – выше среднестатистического мужчины раза в два. Они неслись мимо друзей, будто убегая от кого-то.

Бах! Бах! Бабах! – снова раздалось в лесу, совсем неподалёку.

Чёрные фигуры издали мерзкий визг и бросились наутёк, ломая по пути ветки.

Лена закрыла своими маленькими ладошками глаза, а Лёша с Саней смотрели на это буйство нечисти, не в силах оторваться. Каждый из них про себя как мог молился Богу и просил, чтобы эти существа промчались мимо и не наткнулись на них.

Вдруг, прямо над головой молодых людей раздался шелест. Ели расступились и в проёме показался седобородый старик, одетый в обычный камуфляж. На спине его болталось старенькое ружье, а в руках был кнут, с которым пастухи коров стерегут.

Мужчина широко улыбнулся и добродушно спросил:

— А вы чего тут, ребятки, заблудились?

— Н-не-ет, — еле слышно ответила Лена. – Мы ночью в лесу погулять хотели.

— Ой, беда. А кроме этих, — мужик кивнул, как бы указывая на сбежавшие фигуры, — никого не видели?

— Нет, только вас, — ответил Лёша.

— Хорошо. Чегой-то вас в лес ночью потянуло? Нешто не знаете, что в такое время здесь делать нечего? Или бабушки вам не рассказывали? – нахмурив седые брови сказал незнакомец.

— Ра-расказывали, — запинаясь пропищала Лена.

— А чего тогда?

— Это я… Я хотела посмотреть, что в ночном лесу. Мне бабушка рассказывала, что ночами здесь можно всякую нечисть встретить.

— А эти? – кивнул мужчина на Саню с Лёшей.

— Я… Я их с собой взяла, чтоб не страшно было.

— Ой, Майра! Повезло вам, что я неподалёку оказался. А то б домой и не вернулись никогда, если б те вас с собой утащили.

— А кто это был? – взвизгнула Лена и тут же осеклась, испугавшись собственного голоса.

— Да кто-то. Черти. Черти обыкновенные.

— Которые умеют в людях селиться?

— Не, то другие черти, — мужчина запустил свои сухие и длинные пальцы в бороду. – Эти с правильного пути сбивают: то в трясину заведут, то морок напустят – назад не выберешься, то чистейшее озеро осквернят. Гнёзда разоряют, зверью покоя не дают. Облюбовали мой лес – замучался гонять. Мне такое соседство не нужно.

— А вы кто? Лесник? – спросил Саня.

Мужчина захохотал:

— Ну, можно и так сказать. Мне больше нравится, когда меня лешим зовут.

— Так вы тоже нечисть? – пискнула Лена.

— Не совсем. Я хозяин леса. Слежу за тем, чтобы здесь всё своим чередом шло. А нечистью меня прозвали за то, что не всех людей привечаю. Плохие помыслы нутром чувствую, да гоню таких людей подальше. От них потом вот такие черти в лесу и поселяются. Пришёл кто с дурными мыслями, да и оставил их здесь. Всё! Через неделю-другую на том месте вот такие зарождаются, которых вы видели. Ладно ребятки, домой вам пора. Пойдёмте, провожу до края, да послежу, чтобы вы до деревни целыми добрались.

— Спасибо вам большое! — поблагодарил Лёша, шагая за лешим. — Может, мы тоже вам чем-нибудь помочь сможем?

— Ой, и правда можете, — хлопнул себя по лбу леший. — У меня там лисёнок заболел, ножки отнялись. Малой совсем. Жалко. Как бы его деревенскому ветеринару показать. Может, получится вылечить, да на волю отпустить.

— Давайте, обязательно покажем! – закивала головой Лена.

— Сейчас он спит. Приходите с утра, я вам его на краю леса у тропинки положу. Не бойтесь, он не укусит. Только с лапками аккуратнее. Больно ему.

— Конечно! Обязательно придём. А как вылечим – принесём обратно, — под защитой незнакомца Лена почувствовала себя в безопасности и снова защебетала.

— Вот мы и дошли. Теперь бегите до деревни, а я тут посторожу, чтобы на вас кто нехороший не напал.

Леший махнул рукой, деревья расступились и за ними показались знакомые дома.

— До свидания! – махнула рукой Лена и побежала.

— Приятно было познакомиться! – попрощались Саня и Лёша, а затем побежали вслед за девушкой.

Как только молодые люди оказались в свете самого крайнего в деревне фонаря, они остановились отдышаться и повернулись к лесу. Леший ещё стоял на краю. Троица помахала ему рукой, а хозяин леса тихонько улыбнулся в свою бороду и скрылся за деревьями.

Больше сказок и историй о лешем